Айрисс
Лучшими поступками считаются те, к которым необходимо себя обязать
Желание написать с трудом побеждает лень, охватывающую меня при составлении художественных и грамматически выверенных конструкций (что с каждым годом без филологической практики становится все сложнее и уже внушает опасения, поскольку раньше для того чтобы написать связанный текст, мне не нужно было останавливаться для раздумий, а теперь то и дело ловлю себя на ошибочках, не грубых чаще всего, но противных и совсем не свойственных мне ранее..ох уж это отсутствие практики – бич для людей, привычных к письму, но оставшихся без сюжетов или же времени на их словесное описание). Писать громоздко, с множеством скобок, запятых, уточнений и пояснений, заставляя взгляд читающего спотыкаться об очередной разорванный оборот и возвращаться к началу многострочного предложения в попытке вспомнить, с чего же начиналась мысль, разрешено только Толстому, а нам же, не претендующим на глубину каждого слога, положено не больше трех запятых на предложение и пяти предложений на абзац, а между абзацами - пропуск строки, чтобы легШе и наряднее вылядело написанное.

Поэтому я все чаще пишу на бумаге вместо того, чтобы печатать, и дневник перебрался в тетрадку с ирисами, так кстати и случайно попавшуюся в магазине где-то в начале осени. На бумаге выходит коротко и емко, не образы, но их зарисовки – ровно столько, сколько необходимо, чтобы пронести память о событии сквозь время. Нашла свой старый блокнот, в который писала заметки еще в России. Пара строк – и я снова там, на улицах любимого города, под ногами промокшие листья на камнях набережной, холодное и низкое синее небо и последние солнечные лучи перед долгой зимой.

Муж часто говорит, что его в прошлое возвращают запахи, и это верно, сегодня, медленно и методично покрывая полочку для специй простаивающей без дела сушкой с блестками, я словно снова смеялась со своими девчонками, прячась а углом стеллажа в нашем просторном магазине и украдкой «тестируя» лак на ногтях друг друга: сорокалетняя низенькая и ухоженная Д, полноватая, живая и озорная М, все время обхватывающаяся себя руками В. С тяжеленной копной пшеничных волос….
Время и Пространство, Пространство и Время.

Порой мне кажется, что я разучилась писать для других. Самой-то мне хватит и очерченного словесно силуэта, чтобы вернуться к испытываемой эмоции, но чтобы понятно стало читающим, нужно описать и саму эмоцию или углубиться в то, что к ней подтолкнуло…словом, придать содержанию форму, а это так утомительно с непривычки.