17:28 

Про курение

Айрисс
Лучшими поступками считаются те, к которым необходимо себя обязать
Для женской половины моей семьи курение всегда было одним из тех пассивных врагов, которые, казалось бы, досаждают непрестанно и действуют на нервы одним своим присутствием, с которыми однако проще смириться, чем вступить в открытую борьбу. Более того, мама и бабушка, через каждые пару дней изливавшие на своих мужчин многословные выговоры и причитания за сигареты, с практической точки зрения рассматривали блок как идеальный подарок, а потому всякий раз не ставили категоричных условий, а шли на уступки. Папе воспрещалось курить сперва в квартире, а после даже на балконе. Дедушка же в силу возраста и твердой руки приспособил для своих нужд кресло в кухне.

А… Как сейчас я помню это советское продавленное кресло, сидя на котором так легко было пересчитать все его доски перекрытия через истончившийся от времени поролон. Накидка в красно-черную клетку, пропитанная табачным дымом, пожелтевшие обои и такой тонкий, с мою руку, подоконничек старого деревянного окна – и пепельница, втиснутая между рамами.

Когда мы гостили у них, детей непременно выставляли из кухни («чтобы не простудились от сквозняка») на время дедушкиных перекуров, а дверь в комнату плотно запиралась, но запретное тянет чем сильнее, чем чаще запрещают, и я под предлогом посещения туалета просачивалась обратно в коридор и, задерживаясь, заглядывалась на струйки дыма и, морща нос, пыталась понять, на что же похож этот странный запах. Еще мне было капельку жаль дедушку за то, что ему приходится оставаться одному в кухне.

Повзрослев, в средней школе я относилась к курению, как к атрибуту неблагополучности: в моем классе курила всего пара человек, и это были шаблонные двоечники и хулиганы. Перейдя в старшие классы, я постепенно перестала придавать какое-либо значение сигаретам вообще. В то же время испытывая не очень серьезные, но раздражающие проблемы с дыханием, обострявшиеся весной, я надумала себе едва ли не аллергию на запах: могла раскашляться до изнеможения, доведись кому-то выпустить рядом дым. Но в университете это явление перестало настолько привлекать внимание, разве что я недоумевала, в чем удовольствие постоянно выбегать на улицу и мерзнуть во дворе, когда можно попить кофе в кафетерии вместо лишней пары затяжек.

После, на несколько лет мое мое мнение скакнуло до отметки нетерпимости и почти отвращения. И тем удивительнее стало для меня настойчивое желание закурить, вдруг вспыхнувшее этой осенью и отказывавшееся покинуть измученный переживаниями мозг. Расшатанные нервы требовали стимуляции, желание становилось навязчивой идеей, и вдруг я поймала себя на том, что на улице жадно вдыхаю чужой дым – и поддалась.

Сейчас я думаю – а для чего это было? – и не могу подобрать ответа. Быть может, запоздалая попытка бунта против немотивированных и потому обидных ограничений детства... Не думаю, что я сколько-нибудь жалею. Нет, ни к чему, пусть это и было маленькое отступление от правил и принципов, погружение в иллюзорную свободу и даже в какой-то мере чувство упоенности ею - и воспоминаниями, конечно.

@темы: постороннее и прочее, по тропинкам воспоминаний

URL
Комментарии
2014-04-03 в 17:41 

Lammermoor
У меня тоже дедушка ассоциируется с запахом табака. И наоборот.. Только не просто сигаретного дыма, а именно вещами, прочно пропитанными этим запахом.. Если честно, он мне даже нравится. До сих пор.

   

на Азиатской стороне Босфора

главная